Софья Прокофьева. Сказки.

Все приключения Белоснежки - Белоснежка и привидения

 

Белоснежка и привидения

Глава 1
В замке Тэнтинель

Был поздний вечер. Замок Тэнтинель окутали мягкие сумерки. У догорающего камина в большом зале сидели Белоснежка и её супруг принц Теодор. Поближе к огню в глубоком кресле сладко дремал старый король Унгер, отец Белоснежки.

Потрескивали угли в камине, вспыхивали последние язычки пламени, освещая прелестное лицо Белоснежки.

Чуть поодаль на длинной лавке сидели семь гномов, свесив ножки в остроносых башмачках.

– Что ж, пожалуй, нам пора отправляться восвояси, – неохотно заметил гном Умник-Разумник. – Дело не ждёт. А ведь мы работаем по ночам.

– Посидим ещё. Ну хоть полчасика! – взмолился гном Малыш. Он сидел, прижавшись щекой к колену Белоснежки. Но, встретив суровый взгляд гнома Умника-Разумника, послушно замолчал.

Белоснежка и принц Теодор проводили гномов до ворот замка.

Гномы зажгли свои фонарики и один за другим направились по тропинке в глубь леса Грюневельт.

– Что-то зябко, холодно… – Белоснежка прижалась к принцу Теодору.

Они смотрели, как мелькают между тёмных стволов деревьев разноцветные фонарики гномов.

– Голубой, розовый, зелёный… Правда, красиво, милый? – сказала Белоснежка, вглядываясь в темноту.

– Да, любовь моя, – негромко ответил принц Теодор.

Они поднялись по мраморной лестнице и вернулись в замок. Их проводил сладкий аромат ночных лилий, раскрывших свои лепестки.

– Слышишь? – вздрогнула Белоснежка. Откуда-то из далеких комнат донёсся протяжный стон. – Опять, опять! И так уже которую ночь.

Стон поднялся к высоким сводам и затих. В нём было столько грусти, безысходной тоски, что Белоснежка и принц Теодор невольно замерли.

Старый король Унгер уже отправился в свою опочивальню. В камине вспыхивали последние угольки. Горела одна свеча в высоком подсвечнике.

– Что это, родная? – Принц Теодор протянул руку. Неровная цепочка капелек тянулась по полу через весь зал.

– Можно подумать, кто-то шёл здесь и горько плакал. Неужели это слёзы? – с удивлением проговорила Белоснежка. – Кто же так томится и горюет в нашем замке? А это что? Смотри, смотри!

На мраморном полу лежал прозрачный платок, тонкий, как обрывок облака.

– Мне кажется, он ещё влажный от слёз. – Белоснежка наклонилась, чтобы поднять его. Но платок исчез, будто растаял в воздухе.

Между двух колонн мелькнул кто-то туманный, еле различимый. Прозрачные руки закрывали низко склонённое лицо. Бледное видение показалось на миг и скрылось.

Послышался шелест и свист острых крыльев. В открытое окно влетела большая летучая мышь с ярко горящими зелёными глазами.

Она сделала круг под высокими сводами, зорко оглядывая зал, и пропала за окном в ночной темноте.

Принц Теодор подбросил в камин охапку сухих благовонных поленьев. Зажёг все свечи. Зал осветился тёплым трепещущим светом.

– Любовь моя, – сказал принц Теодор. – Похоже, в нашем замке Тэнтинель поселилось грустное привидение. Оно тоскует. Что-то его терзает и мучает.

– Но как помочь ему, милый? – Белоснежка подняла на принца Теодора глаза, полные сострадания.

– Если бы я знал… – сокрушенно покачал головой принц Теодор. – Если бы я знал…

Глава 2
Рассказ королевы Морганды

В эту ночь море разыгралось не на шутку. Холодные волны с грохотом и звоном разбивали льдины о подножие высокой скалы, на которой стоял замок Мортигер.

Замок тонул во мраке. Только в верхнем зале Северной башни горели свечи, и ветер заставлял метаться и трепетать их робкие огоньки.

Королева Морганда, стиснув на груди руки, ходила по мягкому ковру. Она и не думала закрыть окна. Ледяной ветер остужал её пылающее лицо.

– Нет покоя, – прошептала Морганда. – Нет покоя… Проклятая Белоснежка, её небесная красота сводит меня с ума. Как я ни старалась её погубить, все мои злые чары бессильны. Её душа слишком чиста и светла, чиста и светла…

В широко распахнутое окно влетела большая летучая мышь с ярко горящими зелёными глазами. Она коснулась ковра кончиком крыла и в тот же миг превратилась в придворную даму в пышном зелёном платье.

– Зачем ты здесь, Матильда? – недовольно нахмурилась королева. – Я не звала тебя. Ступай прочь!

Матильда склонилась в льстивом поклоне.

– Прости, королева! – проговорила она, опускаясь на колени перед Моргандой. – Я только хотела рассказать тебе, что я видала в замке Тэнтинель.

– В замке Тэнтинель? – медленно повторила королева. – Так что же ты видала, говори!

– Странные там творятся дела! – тонко захихикала Матильда. – Хотите верьте, хотите нет, но в замке Тэнтинель поселилось грустное привидение. Ходит оно по замку, вздыхает, плачет, роняет носовые платки. Ну а Белоснежка и принц Теодор, ведь вы их знаете, только и думают, как ему помочь да разузнать, в чём его горе.

– Вот оно что, – в глазах Морганды вспыхнул яркий огонь. – Ты принесла важные вести, Матильда. Грустное привидение, говоришь? Догадываюсь, откуда оно…

Королева умолкла. А Матильда, хоть её и разбирало любопытство, боялась спросить.

– Привидение, – медленно повторила Морганда. – Да, их было великое множество, не сосчитать. Они жили в старинном замке, на холме, снизу доверху увитом синими туманами. Синие туманы… Да, они заменяли привидениям еду и питьё, они убаюкивали их по ночам и давали силы днём. Туманы заполняли все башни, плыли из зала в зал… Но теперь привидения покинули свой замок Синих Туманов.

– Почему, королева? – все же осмелилась спросить Матильда.

– Это долгая история. – Королева задумчиво посмотрела в окно на тёмный лес Грюневельт. – Привидения сторонились людей. Но однажды, неведомо как пройдя сквозь синие туманы, в замок забрёл старый певец Амферос. И надо же – привидения полюбили старика. Амферос пел им песни далеких стран и играл на лютне, а привидения по вечерам рассказывали ему свои длинные призрачные сказки. Есть у привидений власть без труда проникать в прекрасную страну Сновидений и Грёз. Там хранится волшебный флакон с целебным настоем от всех хворей и болезней. Давно, давно мечтала я завладеть чудесным флаконом. Но упрямые привидения отказались принести мне флакон с целебным настоем. Но когда в замке Синих Туманов поселился старый Амферос, я поняла – настало моё время! И вот что я придумала. Я послала бочку отравленного вина старому певцу. Едва отведал он его, как тяжко занемог. Все случилось, как я ожидала. Привидения полетели в страну Сновидений и Грез и принесли оттуда флакон с целебным настоем. Но они опоздали, старый певец уже умер. Мой яд действует не сразу, но спасения от него нет.

Я отправилась в замок Синих Туманов и потребовала, чтоб привидения отдали мне хрустальный флакон. И каков же был их ответ?

– Нет, нет, мы никогда не отдадим его тебе! – упрямо твердили эти жалкие создания, сотканные из воздуха и синей дымки.

Я грозила им, сулила горы золота – всё напрасно. Ответ был всё тот же. Я так и не получила заветный флакон.

– Но почему ты не отняла его силой? – спросила Матильда, от любопытства вытянув шею.

– Силой? – мрачно посмотрела на неё Морганда. – Если бы я могла… Вся беда в том, что волшебный флакон может увидеть только тот, кто чист душой. А я… Впрочем, не твоего ума это дело. Но всё же я наказала непокорных упрямцев. Я поселила в их замке огнедышащего дракона из подземной пещеры. От его огненного дыхания плавится камень, а металл растекается струйками. Растаяли, разлетелись неведомо куда синие туманы. Пришлось строптивым привидениям покинуть родной замок. Они поселились среди пустынных скал, в глубоких пещерах. Но что мне до них? Мои слуги обыскали замок Синих Туманов сверху донизу, но так и не нашли чудесного флакона. Но ты принесла мне важную весть. Теперь я знаю: одно из привидений неведомо как забрело в замок Тэнтинель. А если так…

Улыбка торжества мелькнула на губах Морганды. Она поманила к себе Матильду. Та на коленях поспешно подползла к ней. Морганда наклонилась и что-то тихо прошептала ей на ухо. Матильда часто-часто закивала головой.

Королева коснулась её плеча пальцами, унизанными перстнями, и в тот же миг придворная дама в пышном зелёном платье снова превратилась в летучую мышь. Она сделала круг под высокими сводами зала и вылетела в распахнутое окно.

Глава 3
Встреча в темноте

В эту ночь Белоснежка никак не могла уснуть. Ей слышались жалобные стоны, тяжкие вздохи.

Белоснежка приподнялась, опершись локтем на подушку. Теперь она ясно различала множество голосов. Они доносились с разных сторон, из дальних комнат.

– Ты слышишь, любимый? – с тревогой спросила Белоснежка.

– Пожалуй, я обойду замок и, может, хоть что-нибудь разузнаю, – ответил принц Теодор, зажигая свечу.

– Я с тобой! – Белоснежка соскочила с постели и сунула ноги в туфельки.

Они пошли по тёмным тихим залам. Вдруг резкий порыв ветра задул свечу.

В тот же миг Белоснежку и принца Теодора окружила толпа привидений. Их шаги были неслышны, тела прозрачны. Одни, словно умоляя о помощи, робко протягивали руки, другие в великой печали роняли прозрачные слёзы.

– Кто вы и что хотите? – вся дрожа, спросила Белоснежка.

От толпы призраков отделился один, самый высокий, с длинными прозрачными волосами.

– О Белоснежка, Золотое Сердечко! – Голос его напоминал тихий шелест осеннего ветра. – Мы бедные привидения, никому не причинившие зла. Мы счастливо жили в замке Синих Туманов. Но злая волшебница Морганда поселила в нашем замке огненного дракона. Измученные, теряя последние силы, мы скрылись среди пустынных скал в глубоких пещерах. И вот вчера туда прилетела большая летучая мышь. Она долго кружила по тёмным пещерам и всё повторяла: «Белоснежка спасёт вас! Белоснежка Золотое Сердечко спасёт вас!..» Теперь ты знаешь всё и знаешь, почему мы здесь. Если ты не поможешь нам – мы погибли. Но у кого хватит сил сразиться с огненным чудищем?..

Привидения начали отступать в темноту, исчезать, сливаясь с ночными тенями.

– О Боже! Несчастные… Как им помочь? – Белоснежка в смятении подняла на принца Теодора сияющие в полумраке глаза.

– Может быть, фея Серебряного Озера даст нам совет? – неуверенно проговорил принц Теодор.

– Да, милый! – с надеждой воскликнула Белоснежка. – Добрая фея столько раз помогала нам…

Тихо, на цыпочках Белоснежка вошла в опочивальню короля Унгера. Старый король стонал и метался на постели. Видно, ему снились мучительные, тяжелые сны.

– Батюшка, спи спокойно. – Белоснежка наклонилась и с нежностью поцеловала в лоб старого отца.

Потом, неслышно ступая, она подошла к изголовью его постели и открыла резную шкатулку.

Белоснежка достала из шкатулки клубок серебряных ниток. Оглянулась на отца. Теперь король Унгер спал тихо и спокойно. С его лица исчезла тень тревоги и страдания.

Белоснежка, боясь разбудить его, осторожно закрыла за собой дверь.

Глава 4
Фея Серебряного Озера

Луна светила чисто и ярко. Белоснежка и принц Теодор вышли из замка.

Белоснежка кинула клубок на тропинку, и он покатился прямо к лесу Грюневельт. Сверкая, он мелькал между тёмных деревьев, и тонкая серебряная нить казалась лунным лучом.

Внезапно деревья расступились, и перед путниками открылось прозрачное широкое озеро. Дно его было выстлано серебром, а из глубины поднимался чудесный дворец, окружённый серебряными цветами и травами.

– Фея Серебряного Озера, дорогая фея! – звенящим от волнения голосом позвала Белоснежка и умолкла.

Потому что в этот миг она увидела фею Серебряного Озера. Фея стояла на воде, поставив ножку на неподвижно застывшую голубую волну.

Нет слов, чтоб описать, как прекрасна была фея Серебряного Озера!

Казалось, её тонкие одежды сотканы из лунного света. Длинные волосы спускались до самой воды и растекались у ног мелкими струйками. А нежное лицо мягко светилось в полумраке.

– Я знаю, что вас привело ко мне, милые дети, – сказала она голосом, напоминающим звон бегущего по камешкам ручья. – Уж который день утренние дожди и вечерние туманы рассказывают мне о несчастных привидениях из замка Синих Туманов. Бедные, бедные… Но королева Морганда не знает жалости.

– Поэтому мы здесь, прекрасная фея, – тихо сказала Белоснежка.

Фея Серебряного Озера легко, словно по твёрдой земле, подошла поближе, ступая с волны на волну.

Она протянула руки и надела на шею Белоснежки тонкое прохладное ожерелье из розового жемчуга. К ожерелью была прикреплена маленькая раковинка. Серая и невзрачная.

– Ступайте в старый замок, где ещё недавно жили привидения и были так счастливы, – сказала фея. – В сердце, полном сострадания, нет места страху.

– Но чем мне поможет эта маленькая раковина?.. – начала было Белоснежка и умолкла.

Потому что больше не было ни прозрачного глубокого озера, ни серебряного дворца на дне, ни прекрасной феи.

Перед путниками расстилался сверкающий в лунном свете широкий луг. Травинки гнулись под тяжестью капель росы. Дневные цветы закрыли свои венчики. Тишина окутала уснувший луг.

Клубок серебряных ниток скатался сам собой и прыгнул в руки Белоснежки. Влажное ожерелье из мелкого жемчуга чуть холодило шею. Маленькая серая раковина была еле заметной.

Белоснежка вздохнула. Она подняла голову и невольно прижалась к принцу Теодору.

Далеко над вершинами деревьев поднимался старый замок. Он стоял высоко на крутом холме. Из всех его окон вырывались дымные языки пламени.

Глава 5
Огненный дракон

Белоснежка и принц Теодор шли по ночному притихшему лесу Грюневельт. Светлячки поблескивали в траве. Между деревьев мелькнул белоснежный олень с золотыми рогами. Глаза его были полны печали. Блеск золотых рогов на миг осветил ветви дикой яблони. Олень склонил голову перед Белоснежкой. Один гибкий прыжок, и он исчез среди глубоких теней.

И всё ярче горел недобрым светом старый замок, освещая всё вокруг багровыми вспышками.

Осталась позади опушка, заросшая орешником. Белоснежка и принц Теодор вышли из леса прямо к подножию крутого холма. Дорога трижды обвивала холм, поднимаясь к тяжёлым литым воротам.

Наконец, Белоснежка и принц Теодор остановились у подножия длинной мраморной лестницы.

«Мой любимый не знает страха и сомнений, – с тревогой подумала Белоснежка. – Но, боюсь, ему не справиться с дьявольским чудищем. О Боже милосердный, помоги нам!..»

Они стали подниматься по широкой лестнице, с каждым шагом чувствуя, что ступени становятся всё горячее.

От нестерпимого зноя стало трудно дышать. Теперь раскалённые ступени уже обжигали ноги. Сверху, слепя глаза, летели жаркие искры.

Послышался скрежет когтистых лап о камень. В распахнутых дверях показался огненный дракон. Свет не видывал такого чудища!

Глаза дракона горели словно дымные факелы. Огромное тело было сплошь покрыто железной чешуей. Из-под каждой чешуйки вырывался острый язычок пламени. Разинутая пасть полыхала, как костёр.

– Беспечные бабочки, летящие на свет! – с издевкой прошипел дракон. Он извивался, бил хвостом. И там, где его хвост касался стен, по мрамору разбегались глубокие трещины. – Я спалю вас, превращу в жалкие горсти пепла! Я – велик, я – могуч! Чтоб погубить меня, нужны потоки воды. Но я иссушил в округе все реки, ручьи и водопады. Даже тучи не смеют пролить дождь, пролетая над замком. Ещё один шаг, и вы погибли!

Принц Теодор выхватил меч из ножен. Но закалённая сталь начала плавиться.

«Всё кончено… Нам нет спасенья…» – пронеслось в голове у Белоснежки. Ослеплённая, изнемогая от жара, она задыхалась.

Вдруг Белоснежка почувствовала, что по её шее стекают прохладные струйки. Каждая жемчужинка ожерелья превратилась в каплю воды. В руки Белоснежки упала маленькая раковина. Послышался тихий журчащий шёпот. Створки раковины открылись сами собой. Оттуда могучим потоком хлынула голубая озёрная вода.

Безумный вой огненного чудища огласил высокие своды. Струи воды не иссякли, они били фонтаном, ударялись о потолок, рассыпались брызгами, казалось, им не будет конца.

Мелькнули скрюченные когтистые лапы, разинутая пасть дракона, полная раскаленных углей.

Но вот оглушительное рычание сменилось злобным шипением гаснущего огня. Рассыпались угли по каменным плитам, потрескивая, затухая.

Теперь в дверях замка, освещенный мерцающим лунным светом, как чёрное каменное изваяние, лежал мёртвый дракон. Ещё чуть дымилась, остывая, его чешуя.

Маленькая раковина с тихим журчанием закрылась.

Белоснежка поднесла её к губам и поцеловала.

Они стали спускаться вниз по лестнице. Мраморные ступени медленно остывали.

– Посмотри, милый! – позвала Белоснежка.

Принц Теодор оглянулся.

По склонам холма волнами струился синий туман. Лаская прозрачными руками ленты тумана, со всех сторон к замку летели привидения. Они скользили по воздуху, поднимались вверх, влетали в распахнутые окна.

Слышался их счастливый шёпот:

– Мы снова дома! Мы снова дома!

Глава 6
Ветер забвения

Белоснежка и принц Теодор спустились в запущенный сад, где густые дикие травы заглушили цветы.

– Моё сокровище! – с тревогой проговорил принц Теодор. – Твои туфли сгорели на раскалённых ступенях. А ноги обожжены.

– Я так счастлива, что даже не чувствую боли, – с улыбкой ответила Белоснежка.

Тем временем наступил рассвет. Из-за леса Грюневельт выплыли бледно-розовые облака.

Послышалось негромкое дружелюбное ржание. В замковые ворота вошёл прекрасный белоснежный конь. Утренние лучи блестели на его атласной спине и горделиво изогнутой шее. Пощипывая траву, конь не спеша подошел поближе.

– Какая удача! – воскликнул принц Теодор. – Этот конь отвезёт нас в замок Тэнтинель. А уж потом мы позаботимся, как отыскать хозяина этого прекрасного коня.

Принц Теодор вскочил в седло и усадил перед собой Белоснежку. Конь вскинул голову и одним прыжком перемахнул через осыпающуюся ограду.

Но неожиданно цвет коня начал меняться. Сначала он стал серым, но, постепенно темнея, превратился в чёрного, как беззвёздная ночь.

Чёрный конь громко заржал и взвился в воздух. Где-то внизу мелькнул замок Синих Туманов. На миг всё скрыло пушистое облако, оросив лицо Белоснежки мелкими каплями влаги.

Конь летел всё быстрее. Как голубая лента, далеко внизу изогнулась река. Ещё выше! Проплыл и исчез густой лес Грюневельт, поляны, освещенные солнцем, были как золотые пятнышки.

Встречный ветер вздыбил гриву чёрного коня. Жёсткие волосы хлестнули Белоснежку по лицу.

– О Боже, мне кажется, ветер задушит меня! – простонала Белоснежка. – Как он свистит и воет! Посмотри, любовь моя, какой-то замок внизу. Знакомый замок… Но я забыла, как он зовётся…

– Это замок Тэнти… Но как дальше, я не помню, – простонал принц Теодор.

– Милый… Я люблю тебя. Но я забыла, как тебя зовут, – прерывистый шёпот Белоснежки был еле слышен. – Я всё забыла…

Мимо них, борясь с ветром, пролетела летучая мышь, с ярко горящими зелёными глазами.

– Это колдовской ветер, ветер Забвения! – с торжеством крикнула она. – Вы забудете всё, своё прошлое, свою жизнь!

Летучая мышь, спасаясь от ветра, стремительно скользнула вниз.

А ветер завивался кольцами, гудел и свистел всё громче.

Белоснежка замерла, закрыв глаза, прижавшись к принцу Теодору.

– Я всё забыла, забыла… – Ветер срывал слова с губ Белоснежки и уносил их куда-то далеко. – Кто я – не знаю, откуда – не помню. Кто ты, кто обнимает меня так нежно, – не ведаю…

– Я всё забыл… Знаю только одно, что люблю тебя, неизвестная красавица. – Принц Теодор летел, уронив голову на грудь. – Но кто ты, я не помню…

– В моём сердце пустота: только ветер, ветер, ветер, – слабый голос Белоснежки звучал, как прощание.

– Сколько мы летим? Час, год, вечность? – в отчаянии простонал принц Теодор. – Всё кончено…

Вдруг Белоснежка глубоко вздохнула, словно просыпаясь.

– Я помню слова… Слова молитвы. – Голос Белоснежки окреп и зазвенел. – Даже этот безумный ветер не может заставить меня забыть эту молитву. О Боже, дай мне силы дочитать её до конца!

Белоснежка подняла голову и, борясь с порывами ветра, начала читать святые слова.

И вот неистовый свист ветра стал стихать, замирать. Теперь в нём слышался мягкий шелест листвы, переливчатый плеск волн, шёпот тёплого дождя.

Чёрный конь замедлил свой безумный полёт. Опускаясь, он снова пролетел сквозь текучее облако. Грива его стала белой как снег, словно капли воды смыли с него цвет ночи и мрака.

Белоснежка с волнением дочитала последние слова молитвы.

Мелькнули верхушки деревьев, словно залитые солнечным золотом. Белый конь плавно опустился на поляну, усыпанную фиалками. Он заржал и остановился.

Принц Теодор спрыгнул с коня, помог Белоснежке спешиться.

– Жизнь моя, Белоснежка, Золотое Сердечко! – радостно проговорил он, целуя её нежное побледневшее лицо. – Я вспомнил всё…

– Посмотри, милый! – Белоснежка протянула руку. – Вон за деревьями замок Тэнтинель. Как горят на солнце его башни! Там с нетерпением, с беспокойством ждёт нас батюшка. Слуги, наверное, уже давно ищут нас по всем дорогам!

Глава 7
Корень мандрагоры

Белоснежка и принц Теодор, держась за руки, шли по тропинкам леса Грюневельт.

– Любовь моя, ты помнишь, как мы встретились в первый раз у ручья? – с улыбкой проговорил принц Теодор. – Ты была так прелестна! Я полюбил тебя с первого взгляда.

– Мне хочется вспомнить всё-всё! Даже отравленное яблоко королевы Морганды, – откликнулась Белоснежка.

– Нет, нет, только не это! – покачал головой принц Теодор. – Это я хотел бы забыть навсегда. Коварная колдунья, сколько зла она тебе принесла!

Белоснежка наклонилась и сорвала стебелек земляники, на котором висели две спелые ягоды.

– Одну тебе, другую – мне! – засмеялась Белоснежка. – Всё пополам: и радость, и печаль, и эти ягоды!

Путники подошли к высокому засохшему дубу. Похоже, ещё недавно это было могучее, крепкое дерево с раскидистыми ветвями. Увядшие листья сухо шелестели, а вся земля под дубом была усыпана крупными желудями.

– Бедный лесной великан, – с жалостью сказала Белоснежка. – Какой внезапный недуг поразил тебя?

Вдруг Белоснежка увидела, что у корней дуба копошится какая-то сгорбленная старуха. Её убогая одежда давно превратилась в лохмотья. Сквозь прорехи были видны желтые костлявые плечи. Босые ноги, покрытые язвами, верно, никогда не знали башмаков.

Старуха голыми руками старалась раскопать землю и вытащить откуда-то из глубины чуть белеющий кривой корень.

– Добрая старушка, – ласково сказала Белоснежка. – Оставь свой напрасный труд. Идём с нами в замок Тэнтинель. Там тебя накормят. Я сама смажу твои язвы целебной мазью, дам тебе крепкую одежду. А в придачу столько золота, чтоб ты смогла жить безбедно.

Старуха подняла голову. Но лица её нельзя было разглядеть, его закрывали космы седых спутанных волос.

– Спасибо тебе, моя юная красавица, – прошамкала старуха. – Ты сама видишь, я больше похожа не на человека, а на дикого зверя. Я уже не помню, сколько лет я живу в дремучем лесу и сплю на охапках сухих листьев. Отвыкла я есть хлеб, и всё, что едите вы, для меня уже ядовито. Моим пропитанием давно стали грибы, ягоды и коренья. Вот если бы твой супруг… А я вижу у вас на пальчиках обручальные кольца… Вот если бы твой супруг выкопал для меня из земли этот корень, он бы сделал доброе дело. Это сладкий корешок, сладкий! Съем его и буду сыта и довольна.

– Охотно исполню твою просьбу, несчастная, – сказал принц Теодор. Он извлёк из ножен свой меч, до половины расплавленный дыханием огненного дракона, наклонился и попытался вытащить глубоко ушедший в землю корень. Это оказалось не простым делом. Будто какие-то тайные силы крепко держали его в земле.

Принц Теодор подкопал поглубже, поднатужился и наконец вытащил корень, чем-то напоминающий фигурку человека. И правда, Белоснежка успела разглядеть скрюченные ножки, голову и тонкие ручки.

Старуха с жадностью схватила корень.

– А теперь я хочу поблагодарить тебя, принц Теодор! – вдруг грозным голосом крикнула старуха.

Она надавила на корень, и капли тёмного жгучего сока брызнули прямо в глаза принца Теодора.

– О Боже! – вскрикнул принц Теодор, закрыв лицо руками. – Я ничего не вижу. Я – ослеп!

Старуха выпрямилась. Она топнула ногой и в тот же миг превратилась в королеву Морганду. Куда девались жалкие лохмотья! На королеве были роскошные одежды из тёмного бархата и шёлка. Словно капли крови сверкали рубины на её короне, а красивое лицо исказила улыбка злобы и торжества.

Белоснежка, обомлев, обняла принца Теодора, с ужасом глядя на королеву Морганду.

– Наконец-то я отомстила тебе, Белоснежка, – полным ненависти голосом проговорила королева. – Знай, принц Теодор, ты выкопал колдовской корень мандрагоры! Сок этого корня ослепит всякого, кто потревожил его покой в глубине земли. Отныне твой супруг, Белоснежка, слепец и калека. И никакие снадобья мира не могут его исцелить!

Морганда снова топнула ногой и в тот же миг провалилась сквозь землю. Края ямы сомкнулись, всё скрыла зелёная трава.

– Моя бедняжка, быть женой жалкого слепца! – в отчаянии простонал принц Теодор. Он пошатнулся и опустился на землю. – Отныне я тебе не помощь, не защита. Лучше бы мне умереть!

– Что ты, что ты! Забудь эти грешные слова. – Белоснежка наклонилась над ним, целуя его погасшие глаза. – Жизнь моя, любовь моя! Ты жив, а больше мне ничего не надо.

Белоснежка помогла принцу Теодору подняться и за руку повела его по лесной тропинке.

Глава 8
Снова фея Серебряного Озера

Весь вечер Белоснежка варила целебные настои в надежде облегчить страдания принца Теодора.

Она накладывала повязки из пахучих трав на его глаза. Боль отступала, но он по-прежнему оставался слепым.

– Я слышу твой чарующий голос, я держу тебя за руку. Какая нежная маленькая ручка! Но я не вижу тебя, моё сокровище, – в глубокой тоске сказал принц Теодор. – А мне всегда казалось, что ты светишься в темноте…

Всю ночь, не смыкая глаз, провела Белоснежка возле ложа принца Теодора. Под утро он наконец забылся сном.

Белоснежка выскользнула из комнаты и на цыпочках вошла в опочивальню короля Унгера. Она открыла резную шкатулку, стоявшую в изголовье короля, и вынула оттуда клубок серебряных ниток.

– Что ты делаешь, дочь моя? – спросил король сонным голосом. – Зачем ты взяла серебряный клубок?

– Так надо, батюшка, так надо. Не спрашивай меня ни о чём, – тихо ответила Белоснежка.

– Твои глаза полны слёз, милая дочурка, – снова спросил король Унгер, – ты плачешь?

– Да, батюшка, – прошептала Белоснежка. – Но не спрашивай меня ни о чём.

– Постой, ты торопишься, но куда ты спешишь? – в тревоге воскликнул король Унгер.

Но Белоснежка, не отвечая, вышла из королевской опочивальни.

Она бегом спустилась с лестницы и кинула серебряный клубок на дорогу. Клубок, будто чувствуя её нетерпение, быстро покатился к лесу Грюневельт.

Лес встретил Белоснежку мягким шелестом листвы, беспечным пением птиц. Но, видя омрачённое лицо Белоснежки, птицы умолкли одна за другой. Олень с золотыми рогами выпрыгнул из чащи и побежал рядом.

Но бедная принцесса не смотрела по сторонам. Она торопилась по тропинке, не спуская глаз с катящегося перед ней клубка.

– Ах! – Белоснежка так спешила, что чуть не оступилась с бережка и не шагнула в прозрачную воду. Перед ней внезапно появилось глубокое тихое озеро. На дне его стоял дворец, окружённый серебряными цветами. Стайки блестящих рыб вплывали и выплывали из распахнутых окон.

Беззвучно распахнулись серебряные двери. Из дворца вышла прекрасная фея и поднялась по тонкой узорной лестнице.

В утренних лучах её платье переливалось, словно волнистая радуга, а глаза сияли как лучистые звёзды.

– Что привело тебя опять ко мне, милое дитя? – чуть встревоженно спросила фея. – Сегодня утро такое ясное, не было ни тумана, ни дождя. Воздух прозрачен, а капельки росы ничего не знают и ничего мне не сказали.

– Королева Морганда брызнула жгучим соком в глаза принцу Теодору, – с трудом сдерживая рыдания, сказала Белоснежка. – И теперь…

– Не пугай меня, дорогая, скажи скорей, ведь это не был корень Мандрагоры? – с волнением спросила фея.

– Да, это был корень Мандрагоры, – вся дрожа, подтвердила Белоснежка.

– Только не говори мне, что принц сам выкопал его из земли! – Фея в отчаянии стиснула руки, звякнули серебряные браслеты на её запястьях.

– Королева Морганда попросила помочь ей, и принц Теодор выкопал корень своим мечом, – еле выговорила Белоснежка.

– О горе! – Серебряные слёзы, сверкая, покатились по щекам прекрасной феи. – Знай, моя бедная девочка, дьявольский корень Мандрагоры безжалостно мстит тому, кто потревожил его покой в глубине земли и выкопал. Нет спасенья! На свете не найти снадобья, чтобы исцелить доброго принца Теодора!

Белоснежка замерла, не в силах вымолвить ни слова.

А фея Серебряного Озера всё плакала и плакала. Бледнели её одежды, гасли радуги. Лицо её стало совсем прозрачным. Она начала таять, исчезать и наконец, словно вся превратившись в слёзы, растеклась по воде. Но ещё долго слышался откуда-то из глубины шёпот:

– Горе, о горе… Моё несчастное дитя, бедный принц Теодор…

Белоснежка в отчаянии закрыла лицо руками. Когда она немного пришла в себя, то увидела, что Серебряного Озера больше нет. Перед ней расстилалась изумрудная поляна. Покачивались ромашки и колокольчики. Ветер нёс душистую пыльцу.

Белоснежка не помнила, как она вернулась домой. Она медленно поднялась по мраморной лестнице. Никогда ещё лестница не казалась ей такой длинной.

Но когда она вошла в комнату принца Теодора, её голос был как всегда нежен и спокоен.

– Я была в саду, милый, – сказала она. – Завяла, погибла моя любимая белая роза. Но что делать? Надо смириться.

Глава 9
Нежданные гости в замке Тэнтинель

Белоснежка и принц Теодор сидели на мраморной террасе. Вечернее солнце медленно уходило за вершины леса Грюневельт. Повеяло влажной прохладой.

– Вот уже солнце скрылось за лесом. – Белоснежка положила голову на плечо принца Теодора. – А вот показались первые звёзды. Какие они робкие, милый! Как будто боятся сиять. А теперь из-за башни выплыл месяц. Он узенький-узенький…

– Нет! Так больше не может продолжаться! – Принц Теодор стиснул руку Белоснежки. – Ты молода и прелестна. Всю жизнь тосковать и томиться возле слепца! Позволь мне уехать в далёкий замок высоко в горах. Пусть одиночество, пусть только чужие голоса вокруг меня, но я буду знать, что не загубил твою жизнь, моё сокровище!

– Если ты уедешь из замка Тэнтинель, я умру от тоски и горя, – тихо, но твёрдо ответила Белоснежка. – Мы вместе на всю жизнь. Я буду твоей подругой, твоей вечной возлюбленной. Только никогда не говори этих печальных слов, любимый.

Принц Теодор ничего не ответил, он низко-низко опустил голову, чтобы Белоснежка не видела отчаяния на его лице.

– Что это? Смотри, смотри! – вдруг вскрикнула Белоснежка. От удивления она даже на миг забыла, что принц Теодор ничего не видит.

Освещённая бледным лунным светом, по широкой лестнице медленно поднималась длинная вереница привидений. Впереди шёл высокий призрак, словно сотканный из зыбкого тумана. Его прозрачные волосы падали на плечи. В руках он нёс что-то слабо мерцающее. Голубой свет озарял все вокруг. Но что это? Белоснежка не могла разглядеть. Лампа не лампа, свеча не свеча.

Между тем бледные привидения поднялись по лестнице и один за другим ступили на террасу.

Белоснежку охватила невольная дрожь. И тут она наконец разглядела, что высокий призрак держит в руках зелёный хрустальный флакон.

– Приветствую тебя, принцесса Белоснежка. – Голос привидения был тих, как легкое дуновение ветра. – Мы принесли тебе флакон с целительным настоем из страны Сновидений и Грез.

Неожиданно послышался резкий свист острых крыльев. На террасу влетела большая летучая мышь с ярко горящими круглыми глазами.

– Флакон! Где волшебный флакон? Я его не вижу! – злобно прошипела она. Летучая мышь метнулась вправо, влево, хватая цепкими лапками пустоту. – Где он? Где он? Я отнесу его королеве Морганде!

Летучая мышь бросилась на высокое привидение в длинных одеждах, но Белоснежка резко оттолкнула ее. Летучая мышь ударилась о мраморные перила террасы и, с трудом взмахивая ушибленным крылом, скрылась внизу, под тёмными ветвями.

Белоснежка протянула руки и взяла хрустальный флакон.

– Какой он красивый! Как он светится! – в восторге воскликнула Белоснежка.

– Ты видишь его, потому что твоя душа чиста и светла… Чиста и светла… – Голос привидения угасал. Туманные призраки начали бледнеть, таять. Одни из них беззвучно скользнули вниз по ступеням, другие поднялись вверх и исчезли, растворившись среди глубоких ночных теней.

Белоснежка открыла крышку флакона и вылила несколько капель прохладной жидкости себе на ладонь. В лицо ей повеяло ароматом неведомых трав и цветов.

Она окунула кончики пальцев в целебный настой и смочила им глаза принца Теодора.

– Я вижу тебя, любовь моя! – Принц Теодор стремительно вскочил на ноги. – Как ты прекрасна, освещённая лунным светом. Как сияют твои глаза! Я вижу всё! Вон узкий месяц над кровлей дворца. А вон в глубине леса мелькают разноцветные огоньки. Это добрые гномы идут по тропинке в замок Тэнтинель…

Скоро все собрались у горящего камина. Принц Теодор не отводил глаз от пленительного лица Белоснежки.

За окном прошелестел короткий летний дождь.

– Капельки дождя! Капельки дождя! – Белоснежка выбежала на террасу и подняла руки вверх ладонями. – Отнесите фее Серебряного Озера добрую весть. Раскажите ей, что волшебное снадобье из страны Сновидений и Грёз исцелило принца Теодора!

Она вернулась в ярко освещенный зал, и капли дождя сверкали, как алмазы, в её волосах. Все замерли на миг, заворожённые её красотой.

– Только не хватает, чтоб ты простудилась, милая дочурка! – притворяясь сердитым, проворчал король Унгер. – Сядь поближе к огню. А ты, мой верный паж Гримли, принеси кубок славного вина своему старому королю!

Не было конца радости и веселью. Гномы, качая головами, передавали друг другу хрустальный флакон, любуясь тонкой работой.

Мышонок Обжоркин с важным видом ходил на задних лапках, и все по очереди давали ему самые лакомые кусочки.

– Неужели прошло всего два дня, а кажется, целая вечность… – прошептала Белоснежка, склонив голову на грудь принца Теодора. – Подумать только: привидения, замок Синих Туманов, дракон, корень мандрагоры и наконец… Как я счастлива, любовь моя!

Глава 10
Королева Морганда

В своём высоком пустынном замке, где по залам гулял пронизывающий ледяной ветер, королева Морганда металась в гневе и ярости.

Она кусала губы, в клочья разорвала шёлковый носовой платок.

В дверь заглянула Матильда, но постаралась незаметно скрыться. Нет, сейчас лучше не показываться на глаза королеве!

Морганда раскрыла тяжёлую книгу в потемневшем от времени кожаном переплёте.

– Вот заклинание, которое может мне помочь. – В глазах Морганды вспыхнул багровый огонь. – Три замка с садами и озёрами отдала я за эту колдовскую книгу. Не жаль, ничего не жаль! Даже эти ничтожные гномы, эта мелюзга смогли увидеть хрустальный флакон… Нет, теперь я отомщу им всем разом. Ни один не спасётся! Больше никто никогда не услышит смеха Белоснежки…

Но это уже совсем другая история, и когда-нибудь, друзья мои, мы вам её непременно расскажем.