Чарская Лидия Алексеевна. Повести и рассказы

Чарская Лидия Алексеевна. Повести и рассказы
В  начале  XX  века  произведения  Л.Чарской  (1875-1937)  пользовались
необычайной  популярностью  у  молодежи.  Ее многочисленные повести и романы
воспевали   возвышенную   любовь,   живописали  романтику  повседневности  -
гимназические  и  институтские  интересы страсти, столкновение характеров. О
чем  бы  ни  писала  Л.Чарская,  она  всегда стремилась воспитать в читателе
возвышенные чувства и твердые моральные принципы.
 
 * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ * 
 
 
НА КАВКАЗЕ
 
 
 
Глава 1
 
 
              Первые воспоминания. Хаджи-Магомет. Черная роза
 
     Я  грузинка.  Мое  имя  Нина  -  княжна  Нина Джаваха-оглы-Джамата. Род
князей  Джамата - славный род; он известен всему Кавказу, от Риона и Куры до
Каспийского моря и Дагестанских гор.
     Я  родилась в Гори, чудном, улыбающемся Гори, одном из самых живописных
и прелестных уголков Кавказа, на берегах изумрудной реки Куры.
     Гори  лежит  в  самом  сердце  Грузии,  в прелестной долине, нарядный и
пленительный  со  своими  развесистыми  чинарами, вековыми липами, мохнатыми
каштанами  и розовыми кустами, наполняющими воздух пряным, одуряющим запахом
красных  и  белых  цветов.  А  кругом  Гори  -  развалины башен и крепостей,
армянские  и  грузинские  кладбища, дополняющие картину, отдающую чудесным и
таинственным преданием старины...

Подробнее

ГЛАВА I


                                   Отъезд

     В  моих  ушах еще звучит пронзительный свисток локомотива, шумят колеса
поезда - и весь этот шум и грохот покрывают дорогие моему сердцу слова:
     - Христос с тобой, деточка!
     Эти слова сказала мама, прощаясь со мною на станции.
     Бедная,  дорогая  мама!  Как  она  горько  плакала!  Ей было так тяжело
расставаться со мною!
     Брат  Вася  не  верил,  что  я уезжаю, до тех пор пока няня и наш кучер
Андрей  не  принесли  из  кладовой  старый чемоданчик покойного папы, а мама
стала  укладывать  в  него  мое  белье,  книги  и  любимую мою куклу Лушу, с
которой  я  никак  не решилась расстаться. Няня туда же сунула мешок вкусных
деревенских   коржиков,  которые  она  так  мастерски  стряпала,  и  пакетик
малиновой  смоквы,  тоже собственного ее приготовления. Тут только, при виде
всех этих сборов, горько заплакал Вася.

Подробнее


                           В институтских стенах


ГЛАВА I


                      Выпускные. Сон Маруси Запольской

     Дребезжащий, пронзительный звон колокольчика разбудил старшеклассниц.
     Я подняла голову с подушки и заспанными глазами огляделась кругом.
     Большая    спальня,   с   громадными   окнами,   завешанными   зелеными
драпировками,  четыре  ряда  кроватей  с чехлами на спинках, высокое трюмо в
углу  -  все  это живо напоминало мне о том, что я выпускная. Такая роскошь,
как  чехлы  на  спинках  кроватей,  драпировки и трюмо, допускалась только в

Подробнее


                             Под небом Кавказа


ГЛАВА I


                              В старом гнезде

     Дивная,  теплая  кавказская  ночь  окутала  природу.  Серебряный  месяц
обливал  дрожащим  светом маленькие домики предместья. Одуряющий запах роз и
еще  какой-то  незнакомый  мне  аромат сладким дурманом туманил и кружил мне
голову.
     Еле  живая  от  усталости  и  смены  впечатлений,  сидела  я в коляске,
нанятой на станции в Тифлисе.

Подробнее


ЗАПИСКИ МАЛЕНЬКОЙ ГИМНАЗИСТКИ 

Повесть 

Глава I  

В чужой город, к чужим людям 

      Тук-тук! Тук-тук! Тук-тук! - стучат колеса, и поезд быстро мчится все вперед и вперед.    Мне слышатся в этом однообразном шуме одни и те же слова, повторяемые десятки, сотни, тысячи раз. Я чутко прислушиваюсь, и мне кажется, что колеса выстукивают одно и то же, без счета, без конца: вот так-так! вот так-так! вот так-так!    Колеса стучат, а поезд мчится и мчится без оглядки, как вихрь, как стрела...    В окне навстречу нам бегут кусты, деревья, станционные домики и телеграфные столбы, наставленные по откосу полотна железной дороги...    Или это поезд наш бежит, а они спокойно стоят на одном месте? Не знаю, не понимаю.    Впрочем, я многого не понимаю, что случилось со мною за эти последние дни. 

Подробнее


ЗАПИСКИ СИРОТКИ 
      
ЧАСТЬ I 

Глава первая 

СИРОТКА КАТЯ 
 
      Я помню маленькую светлую комнату, всю залитую лучами весеннего солнышка. Высокая, полная женщина укладывает меня в кроватку и, гладя мою белокурую головку, шепчет сквозь слезы:    - Бедная, бедная моя сиротка!    Эта полная женщина с добрым лицом - моя няня... Она так ласково смотрит на меня.    - Покойной ночи, нянюшка, - говорю я, протягивая к ней руки, и она целует меня и крестит.    Я знаю, что няня любит меня теперь еще больше, гораздо больше прежнего, с тех пор как умерла моя милая, дорогая мамочка...    Я до сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что ее уже нет с нами. Я горько плакала, когда она умерла, но няня остановила меня словами:    - Мамочка у боженьки. Катя, но она видит твои слезы и ей больно за тебя; лучше обещай ей быть хорошей, милой девочкой, чтобы она могла радоваться на тебя, и молись за нее почаще.   

Подробнее


СИБИРОЧКА 

Повесть 
   
ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ  

Что было девять лет назад 

       - Волки! Волки! Спасайтесь! - Этот отчаянный крик вырвался из груди ямщика, сидевшего на козлах больших крытых саней и правившего парой быстрых лошадок.    И ямщик задергал вожжами, стараясь изо всех сил принудить коней бежать возможно скорее.    Была ночь, выл ветер, метелица плясала в лесу, наметая целые горы снега. Луна чуть светила сквозь эту движущуюся пелену.    Из саней высунулась голова господина, одетого в высокую соболью шапку и теплую шубу.    - Волки! - испуганно произнес он. - Где? Может быть, далеко? - И тотчас же с легким криком ужаса отпрянул назад в возок: несколько десятков огней с бешеной быстротой подвигались к саням.    Господин сразу догадался, что это были глаза волков. Они сверкали, как яркие фонари. Их было много-много.   

Подробнее


ЛИЗОЧКИНО СЧАСТЬЕ  

ГЛАВА I 

Встреча в ненастье. 
 
      Стояла ненастная осенняя ночь. Сильный ветер безжалостно кружил по воздуху хлопья мокрого снега, фонари жалобно мигали на мало-освещенных улицах, а редкие пешеходы торопились в свои дома, чтобы укрыться от ненастья.    Из ворот большого четырех этажного дома выбежала девочка, укутанная с головою в теплый байковый платок, мало, однако, предохранявший ее от холода и сырости, и опрометью бросилась вдоль улицы, по направлению к освещенным окнам аптеки.    Достигнув подъезда аптеки, девочка высвободила из-под платка ручонку и изо всей силы стала стучаться в дверь.    Но на стук её никто не выходил на крыльцо и, несмотря на усиленные удары маленькой ручки, все было по-прежнему тихо и спокойно за дверью.    -- Господи, -- невольно пронеслось в головке стучавшей девочки, -- что же делать? Ведь если меня но услышат в аптеке, -- мама останется без лекарства, а ей так плохо приходится по ночам, когда она не принимает микстуры, которую прописал доктор!..   

Подробнее


Дом шалунов 

Повесть для детей. 

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ 
 
      Что детям свойственны шалости это знают все. Но шалости бывают разные. Бывают и невинные, причиною которых является просто резвость детей и их неуменье предвидеть все последствия своих проделок, выдуманных иногда ради шутки; бывают и такие шалости, которые свидетельствуют о том, что дети более или менее испорчены, что они нуждаются для исправления в особенно внимательном воспитании, а иногда даже и в лечении.    Скрывать от детей проделки их сверстников из ложного опасения, что дети, узнав, как шалят их товарищи, сами начнут шалить, -- нет ни малейшего основания. Напротив, с воспитательной точки зрения нужно признать гораздо более желательным показать юным шалунам и веселым резвушкам всю, нередко неприглядную, сторону их шалостей (конечно, без скучных нравоучений, которые редко достигают цели и наводят на детей лишь тоску).  

Подробнее


Умница-головка 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 

Глава I 

Два брата 
 
      Пароход медленно и плавно совершал свой путь по волнующемуся, шумному морю. Седые волны пенились, разбиваясь о борт огромного судна. Ветер крепчал с каждой минутой. На западе грозно хмурилось свинцовое небо. От шума ветра, от рокота волн и тяжелого пыхтения машины кругом стоял сплошной гул, точно какой-то бурный концерт.    Два мальчика, одетые в одинаковые матросские куртки, с такими же фуражками на головах, то и дело шныряли по верхней и нижней палубам парохода и карабкались на капитанский мостик.    - Что, будет буря? - скорее с любопытством, нежели с тревогой, спрашивали они поминутно каждого попадавшегося им навстречу матроса.    Капитан неподвижно стоял у себя на мостике и пристально смотрел вдаль, на волновавшееся море и клубившиеся низко над водой облака. 

Подробнее


БОЛЬШАЯ ДУША 

Литературная обработка: Владимир Зоберн 

ГЛАВА 1 
 
       Мачеха ушла, как всегда, в половине седьмого.    Веня проснулся как раз в ту минуту, когда входная дверь хлопнула за Дарьей Васильевной.    Открыл глаза и тотчас же закрыл их снова, сладко потягиваясь.    Весеннее солнце заливало комнату. В незавешенное окошко смотрело ясное синее небо с легкими облаками. Весело перекликались голуби на крыше, чирикали драчливые воробьи, радостно приветствуя возвращение весны.    Хорошо лежать так, подставляя лицо ласковому солнцу.    Вене кажется в такие минуты, что добрая фея солнца слетает в их маленькую квартирку и рассказывает ему чудесные весенние сказки - сказки про него, про Веню. Как будто сейчас, он и не Веня даже, убогий горбун, пасынок поденной швеи Дарьи Васильевны и сын рослого человека, с лицом, обветренным морскими ветрами, лицом кочегара, плававшего в море с тех пор как помнит себя маленький Веня, - а маленький принц, попавший в неволю к злому волшебнику. Злой волшебник разгневался на родителей Вени и превратил их сына в калеку-горбуна.

Подробнее


Первые товарищи 
   
Глава I
 
Маленький пансионер 
 
   Яркое солнышко заглянуло в окошко и разбудило Сережу. Проснулся Сережа, протер сонные глазки и уже снова было прикорнул на подушку, как вдруг, что-то вспомнив, быстро приподнялся и громко произнес:    -- Надо вставать! Ведь сегодня я поступаю в пансион.    Проворно натянул Сережа чулки и башмаки на свои крошечные ножонки и крикнул няню, чтобы она дала ему умыться. Вошла няня, полная, добродушная женщина, Домна Исаевна, бывшая кормилица Сережи, которую и Сережа и его пятилетняя сестрица Адочка любили, точно родную.    -- Ну, что такую рань поднялся? -- шутливо заворчала Домна Исаевна.

Подробнее


Тасино горе 
   
Глава I 

Почему сердятся на Тасю. 
 
      Золотые лучи июльского солнышка заливают комнату своим ярким светом. Окно в сад раскрыто настежь, и в него тянутся колючие ветки шиповника, сплошь покрытые душистыми розовыми цветами.    Черноглазая девочка, подвижная и хорошенькая, но с капризно вытянутыми в гримасу губами и с сердито нахмуренными бровями, пишет, потешно прикусив кончик высунутого языка.    Пожилая гувернантка, низко наклонив голову над книгой и сощурив близорукие глаза, громко читает, отделяя каждое слово.    -- "Послушание и покорность есть самое главное достоинство каждого ребенка", -- диктует гувернантка и, оторвавшись на мгновение от книги, обращается к черноглазой девочке:    -- После ребенка надо поставить точку. Вы написали, Тася?    Девочка бурчит что-то себе под нос, потом быстро отбрасывает от себя перо и кричит чуть не в голос на всю классную:    -- Я посадила кляксу, мадмуазель! Я посадила кляксу!    -- Тише! -- спокойно, но строго останавливает гувернантка, -- не кричите же так, я не глухая. Приложите промокательную бумагу и пишите дальше.

Подробнее


Юркин хуторок 

ГЛАВА 1 

Семейство Волгиных. Странная встреча. Мая. Еще неожиданность 
 
      - Динь! Динь! Динь! Динь! - бойко заливается-звенит колокольчик. - Топ! Топ! Топ! Топ! - выстукивают по пыльной, неровной дороге копыта лошадей.    - Тпрууу! - выкрикивает рослый кучер, важно восседающий на козлах, и тройка останавливается у крыльца господского дома.    Два кудрявых черноглазых мальчугана поспешно выскочили из экипажа, за ними выпрыгнул третий, рыженький и бледнолицый, с крошечным личиком фарфоровой куколки. Следом за детьми из коляски легко спустился еще не старый, но с заметной проседью, господин. Он помог выйти толстой маленькой женщине в чепчике на голове и в клетчатом платке на плечах и высокой, тоненькой и бледной девочке лет двенадцати на вид, с белокурыми, отливающими золотом кудрями и кротким, миловидным личиком, напоминающим прекрасные лица ангелов, изображаемых на картинах.  

Подробнее


БИЧО-ДЖАН 
    

Вступление
 
      Между тремя морями - Черным, Азовским и Каспийским - широко и просторно раскинулся дивный край - Кавказ. Величествен Кавказ. Горы, подымающиеся высоко за облака; пропасти, уходящие в самую глубь земли; реки, побеждающие преграды на своем пути, перескакивающие, как дикие звери, через острые камни и воющие день и ночь сердито - все прекрасно.    Великолепные есть уголки на Кавказе и лучший из них - Грузия.    Невелика эта страна, немного в ней городов, немногочисленно ее население, но красива она необычайно. Недаром ее называют жемчужиной Кавказа. 

Подробнее


Южаночка 

Глава I 

Ее ждут. 
 
   Дедушка, высокий, красивый старик в генеральском сюртуке нараспашку, вынул из бокового кармана жилета, телеграмму и чуть ли не в сотый раз прочел: "Приедем сегодня в три. Бранд". Потом, снова тщательно сложил бумажку, спрятал ее и, чуть-чуть приоткрыв дверь кабинета, громко спросил:    -- Все ли у вас готово, Дарья Ивановна?    На пороге комнаты появилась маленькая, толстенькая, розовая старушка в черном фартуке, с ослепительно белым чепцом на головке.    -- Все, как есть все готово, ваше превосходительство, -- весело отозвалась она, сияя добрыми ласковыми глазами и ямочками на пухлых румяных щеках, -- все готово: и комната для дорогой гостеньки и парадный обед и...    -- А трубочки удались ли со сливками? -- прервал ее на полуслове озабоченным тоном дедушка.    -- Уж так-то удались, что и желать лучше нельзя, -- так же весело отвечала Марья Ивановна.

Подробнее